"Антифашизм в России? Сегодня?", Влад Тупикин

10 мая 2005

22 апреля 2005 года я гулял по Берлину, в котором ещё и первомайские-то плакаты не были обильно расклеены, но зато было много всего настенного и раздаточного в кафе (листовки, флаеры), посвящённого 60-летию освобождения от национал-социализма. Но этот текст не про немецких антифашистов. И не про российских. А про то, как стоило бы понимать антифашизм сегодня в нашей стране, в России.

Мы вышли из трамвая возле Хакеше Хёфе (в одном из кинотеатров там дают документальную картину про Гёббельса и его убийственное (в прямом смысле) искусство пропаганды, на другом сеансе - художественный фильм про Софи Шолль, участницу антифашистского сопротивления в годы расцвета пропаганды доктора Гёббельса). Вышли, покрутлись на месте, поглядели на дома и быстро нашли нужную улицу - Нойе Шёнхаузер Штрассе, - нас интересовал обувной магазин. По дороге увидели афишу девушки-ислполнительницы собственных песен по имени Koschka (ex-Puma) - концерт был вчера, поздно, но имя любопытное. А на соседней тумбе - ещё одна афиша. Из неё мы узнали, что 5 дней назад в Восточном Берлине прошёл фестиваль антифашистской молодёжной культуры. Гёббельс, погибшая героиня-антифашистка Софи Шолль, антифа-фестиваль и даже певица эта с русским именем - всё как-то сконцентрировано, само собой навевает воспоминания про 9 мая, про 60-летие и всякое такое. Но я и не думал, что всё это пока так - жидкий чай, что всё и не так ещё сконцентрируется, буквально через несколько шагов.

Нойе Шёнхаузер хоть и зовётся Новой улицей Красивых Домов, на самом деле - довольно старая, и тротуар на ней не асфальтом залит, а мощён булыжником. Не как у нас на Красной площади, а поменьше, как раз таким, какой был 100 лет назад оружием пролетариата. Сподручные таки камушки, смотришь на них - и рука сама тянется - выковырять, взвесить на ладони, метнуть. Вдруг видим - между булыжников в тротуар вмонтированы 4 маленькие таблички. Медные, что ли, или бронзовые? - блестят жёлто, натёртые тысячами ног.

На табличках надписи: "Здесь жил Йозеф Ниго, год рождения 1916. Депортирован в 1943 г. в Освенцим. Умер 9 февраля 1945 года в Бухенвальде". Рядом, видимо, жена: "Здесь жила Ханна Ниго, урождённая Заморы, год рождения 1921. Депортирована в 1943 г. в Освенцим и убита". И рядом две дочери, каждая на своей табличке: "Эльвира Ниго, год рождения 1939" и "Гизела Ниго, год рождения 1942". Дальше всё как у матери: депортированы в 1943-м. Освенцим. Убиты.

Между тем, в 30-40-е это был совсем не модный район, как сейчас. Это был как раз пролетарский район. И евреи, которые тут жили и были депортированы отсюда в лагеря смерти, были, скорее всего, небогатыми людьми, рабочими, скорее всего. Мужу и жене было 27 и 22 года, когда закончилась их семейная жизнь. Дочерям - 4 года и 1 год, когда закончилась их жизнь вообще. Женщины с детьми в Освенциме сразу по прибытию попадали в газовые камеры, а потом - в печь. Какой-то час с небольшим - и нет эшелона. Всё очень технологично. Пеплом удобряли сады и огороды, а когда его стало слишком много, - сложили в горку, наподобие терриконов в шахтёрских городах. Отработанная порода.

Антифашизм в России в год 60-летия великой победы над фашизмом должен выражаться не в гордости военными успехами и не в национал-патриотической трескотне по поводу каких-то паршивостей в Латвии или Эстонии. Пора уже оборотить взгляд на свою родную страну. Походи по старым кварталам своей Москвы, своего Питера, своего Нижнего, своей Самары или своего Иркутска, посмотри себе под ноги. Видишь, всюду блестят бронзовые таблички: "Здесь жил Иван Филимонов, 1912 года рождения. Арестован по надуманному обвинению в 1937 году. Приговорён тогда же к 10 годам лагерей без права переписки. Расстрелян в день вынесения приговора". "Здесь жила Дарья Филимонова, 1917 года рождения. Арестована в 1938 году как жена врага народа. Получила 10 лет лагерей. Умерла от голода в 1939 году в лагере на Колыме". Неужели не видишь? Как же так? Где они все? Почему нет нигде этих табличек? Да у нас же кровь сочится из-под земли возле каждого дома в центре всех городов и в центре всех деревень. У нас ведь "чекисты" людей просто так убивали пачками, почти с той же интенсивностью и жестокостью, как и гитлеровцы. Нет у нас таких табличек. Нету. И вот почему. В Германии гитлеровский режим был признан преступным режимом, а СС была признана преступной организацией. В бывшем же СССР, в России - КГБ не только не осуждён за преступления против народов Советского Союза и России, не только не расформирован и не запрещён, у нас высшую должность в стране занимает человек, обученный и воспитанный этой организацией.

Не знаю, появятся ли такие таблички, как в Берлине, в наших городах и сёлах. Верится в это с трудом. Но, с другой стороны - что мы, хуже немцев? Что у нас, совести меньше?

Для тех, кто будет в Берлине и захочет сам посмотреть. Адрес: Neue Schoenhauser Strasse, 15. Добираться проще всего до метро Weinmeisterstrasse (линия U8), городской электричкой S-bahn до станции Hackescher Markt или трамваями M1 и M2 до уже упомянутых Hackesche Hoefe.

по материалам: http://ru.indimedia.org/newswire/display/13022/index.php